На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

23 922 подписчика

Вторжение крымско-казанской орды спасло Литву от полного поражения

Мехмед Гирей под Москвой. Лицевой летописный свод. 1521 год.
Вторжение крымско-казанской орды спасло Литву от полного поражения

Предательство Глинского


Падение Смоленска сильно укрепило авторитет московского государя. Почти сразу Василию Ивановичу присягнули ближайшие города – Мстиславль, Кричев и Дубровна. Василий III, воодушевлённый этой победой, требовал от своих воевод продолжения наступательных действий.

На Оршу было двинуто войско под командованием Михаила Глинского, на Борисов, Минск и Друцк – отряды Михаила Голицы Булгакова, Дмитрия Булгакова и Ивана Челяднина.

О планах русского командования стало известно противнику. Князь Михаил Львович Глинский, который во время Русско-литовской войны 1507–1508 гг. перешёл на сторону Москвы, теперь решил вернуться под руку польского короля Сигизмунда. Глинский хотел получить в наследственный удел Смоленск, который он помог взять («Повеле град бити со всех сторон»), но великий князь Московский отказал ему. Обиженный князь обратился к польскому королю, и тот обещал ему милость. По предварительному уговору, литовское войско пошло к Днепру, когда оно было уже недалеко от Орши, Глинский ночью бежал к нему.

Однако один из его слуг известил московского воеводу, князя Михаила Голицу Булгакова, который захватил Михаила Львовича и доставил в Дорогобуж, где находился царь Василий III. Глинский не стал отрицать измену: у него нашли письма Сигизмунда.

Михаил Глинский долгое время оставался в заточении. Перекрестился в православную веру. В 1526 году великий князь Василий III женился на племяннице Михаила, Елене Васильевне. Молодая жена великого князя через год выхлопотала дяде свободу, но бояре дали двойную поруку, обязавшись, в случае бегства Михаила Львовича, заплатить в казну большую сумму.


Глинский с женой в тюрьме. Польская литография 1901 г.

Численность войск


Благодаря предательству Глинского, противник получил сведения о численности, дислокации и маршрутах движения Русского войска.

Король Сигизмунд оставил при себе в Борисове 4-тысячный отряд и остальное войско двинул навстречу силам Михаила Голицы Булгакова. Командовал польско-литовской армией опытный полководец великий гетман литовский Константин Иванович Острожский и гетман надворный Короны Польской Януш Сверчовский.

Литовское войско представляло собой феодальное ополчение, состояло из «поветовых хоругвей» – территориальных воинских подразделений. По другому принципу строилось польское войско. В нём по-прежнему большую роль играло дворянское ополчение, но польские полководцы гораздо шире применяли наёмную пехоту. Поляки вербовали наёмников в Ливонии, Германии и Венгрии. Отличительной чертой наёмников было широкое применение огнестрельного оружия. Польское командование делало ставку на взаимодействие всех родов войск на поле сражения: тяжёлой и легкой конницы, пехоты и полевой артиллерии.

Численность польской армии также неизвестна. По сведениям польского историка XVI века Мацея Стрыйковского, численность объединённых польско-литовских сил была около 25–26 тыс. воинов: 15 тыс. литовского посполитого рушения, 3 тыс. литовских господарских дворян, 5 тыс. тяжёлой польской кавалерии, 3 тыс. тяжёлой польской пехоты. При этом 4 тыс. солдат были оставлены с королём в Борисове.

По мнению польского историка З. Жигульского, всего под командованием гетмана Острожского было около 35 тыс. человек: 15 тыс. литовского посполитого рушения, 17 тыс. наёмной польской конницы и пехоты с хорошей артиллерией, а также 3 тыс. добровольческой конницы, выставленной польскими магнатами.

Российский историк А. Н. Лобин считает, что польско-литовские силы были примерно равны русским: 12–16 тыс. человек. Однако польско-литовское войско было более мощным, имея в своём составе легкую и тяжёлую кавалерию, тяжёлую пехоту и артиллерию.


Польский доспех 1510-х годов. Музей Войска Польского, Варшава

Численность русских сил неизвестна. Польско-литовские источники называют огромную численность армии. Король Сигизмунд в своей эпистоле папе Льву X сообщает про «орду московитов» – 80 тыс. человек. Очевидно, что это пропаганда. Под Оршей была только часть Русской армии. После взятия Смоленска сам государь Василий Иванович отошёл к Дорогобужу, несколько отрядов было направлено для разорения литовских земель. Часть сил двинули на юг, чтобы отразить возможный удар крымских татар. Поэтому максимальная численность войска Михаила Голицы Булгакова и Ивана Челяднина составляла 35–40 тыс. Минимальная – 12 тыс.

Российский историк А. Н. Лобин произвёл подсчёт численности армии под Оршей, основываясь на мобилизационной способности тех городов, люди которых находились в войсках. Лобин указывает на то, что в полках, кроме детей боярских Государева двора, были люди 14 городов: Великого Новгорода, Пскова, Великих Лук, Костромы, Мурома, Твери, Боровска, Волока, Рославля, Вязьмы, Переяславля, Коломны, Ярославля и Стародуба. В войске было: 400–500 татар, около 200 детей боярских Государева полка, около 3 тыс. новгородцев и псковичей, 3,6 тыс. представителей других городов, всего около 7,2 тыс. дворян. С боевыми холопами численность войска составляла 13–15 тыс. воинов.

Учитывая потери в ходе наступления, отъезды дворян со службы (раненые и заболевшие имели право на отъезд), отмеченные в источниках, считает Лобин, количество воинов могло составлять около 12 тыс. человек. Фактически это была т. н. «лёгкая рать», которую направили в рейд по вражеской территории. Личный состав «лёгкой рати» специально набирался из всех полков и включал в себя молодых, «резвых» детей боярских со значительным числом хороших коней и с боевыми холопами при запасных и вьючных лошадях.


Вооружение русского пешего воина XVI века. Реконструкция Ф. Г. Солнцева на основе доспехов из собрания Оружейной палаты, 1869. Альбом «Одежды Русского государства»

Сражение


Войска Острожского 27 августа 1514 года, перейдя Березину, внезапной атакой сбили два передовых русских отряда, которые стояли на реках Бобре и Дрови. Узнав о приближении войск противника, основные силы московского войска отошли с Друцких полей, переправились на левый берег Днепра и расположились между Оршей и Дубровно, на реке Крапивне.

Накануне решающего сражения войска стояли по разные стороны Днепра. Московские воеводы, видимо, решили повторить победное для русского оружия Ведрошское сражение. Они не стали мешать литовцам наводить переправы и переходить Днепр. Кроме того, по сообщению польских и русских источников, гетман Острожский начал переговоры с русскими воеводами; в это время польско-литовские войска переправились через Днепр.

В ночь на 8 сентября литовская кавалерия форсировала реку и прикрыла наводку переправ для пехоты и полевой артиллерии. С тыла у войска великого гетмана литовского Константина Острожского был Днепр, а правый фланг упирался в болотистую речку Крапивну.

Свою армию гетман построил в две линии. В первой линии стояла кавалерия. Польская тяжёлая кавалерия составляла всего лишь четвертую часть первой линии и стояла в центре, являя собой его правую половину. Вторую половину центра и левый и правый фланги составляла литовская кавалерия. Во второй линии была пехота и полевая артиллерия.

Русское войско было построено в три линии для фронтальной атаки. Два больших конных отряда командование поставило по флангам несколько в отдалении, они были должны охватить противника, прорваться ему в тыл, уничтожить мосты и окружить польско-литовские войска.

Успеху польско-литовского войска способствовала несогласованность действий русских сил. У Михаила Булгакова был местнический спор с Челядниным. Под руководством Булгакова находился полк Правой руки, который он повел в бой по собственной инициативе. Полк атаковал левый фланг польско-литовского войска. Воевода рассчитывал смять вражеский фланг и зайти противнику в тыл.

Первоначально русская атака развивалась успешно и, если бы в бой вступили остальные русские силы, в сражении мог бы возникнуть коренной перелом. Только контратака элитной кавалерии Речи Посполитой – гусарии (крылатых гусар), под командованием самого надворного гетмана Януша Сверчовского, остановила атаку русских сил. Войска Булгакова отошли на исходные позиции.

После провала атаки князя Булгакова Челяднин ввел в сражение основные силы. Передовой полк под командованием князя Ивана Тёмка-Ростовского ударил по позициям пехоты противника. Левофланговый отряд под руководством князя Ивана Пронского пошёл в наступление на правый фланг литовского посполитого рушения Юрия Радзивилла. Литовская конница после упорного сопротивления намеренно обратилась в бегство и навела русских в артиллерийскую засаду – узкое место между оврагом и ельником. Залп полевой артиллерии стал сигналом для общего наступления польско-литовских сил.

Теперь уже князь Михаил Голица Булгаков не оказал поддержку Ивану Челяднину. Исход сражение решил новый удар польских латников – они ударили уже по основным русским силам. Полки Челяднина обратились в бегство. Часть русских войск была прижата к Крапивне, где русские и понесли основные потери.

Польско-литовское войско одержало убедительную победу.

Из 11 больших воевод Русского войска в плен попало 6, включая Ивана Челяднина, Михаил Булгакова, ещё двое погибли. Король и великий князь литовский Сигизмунд I в своих победных реляциях и письмах европейским правителям сообщил, что разгромлена 80-тысячная Русская армия, русские потеряли убитыми и пленными до 30 тыс. человек. Это сообщение получил и магистр Ливонского ордена, литовцы хотели его склонить на свою сторону, чтобы Ливония выступила против Москвы.

Гибель левофлангового кавалерийского отряда Русского войска сомнений не вызывает. Однако ясно, что большая часть Русского войска, преимущественно конного, после удара польских летучих гусар, скорее всего, просто рассеялась, понеся определённые потери. Говорить об уничтожении большей части русского 12-тысячного или 35-тысячного войска не приходится. И тем более нельзя говорить о разгроме 80-тысячной Русской армии (большей части Русских вооружённых сил того времени). Иначе войну выиграла бы Литва.

Битва окончилась тактической победой польско-литовского войска и отступлением московских сил, но стратегическое значение битвы было незначительным. Литовцы смогли отбить нескольких малых пограничных крепостей, но Смоленск остался за Московским государством.


Битва под Оршей, полотно неизвестного автора

Кампания 1515–1516


В результате поражения под Оршей все три города, которые перешли под власть Василия III, после падения Смоленска (Мстиславль, Кричев и Дубровна) отложились от Москвы. В Смоленске возник заговор, во главе которого был епископ Варсонофий. Заговорщики послали письмо польскому королю с обещанием сдать Смоленск. Однако планы епископа и его сторонников были разрушены решительными действиями нового смоленского наместника Василия Васильевича Немого Шуйского. С помощью горожан он раскрыл заговор: изменники были казнены, пощадили только епископа (его отправили в ссылку).

Когда гетман Острожский подошёл к городу с 6-тысячным отрядом, предатели были повешены на стенах на виду вражеского войска. Острожский сделал несколько приступов, но стены были крепкие, гарнизон и горожане, руководимые Шуйским, бились мужественно. К тому же у него не было осадной артиллерии, приближалась зима, увеличилось число отъезжающих домой воинов. Острожский был вынужден снять осаду и отступить. Гарнизон даже преследовал его и захватил часть обоза.

В 1515–1516 гг. был совершен ряд взаимных рейдов на приграничные территории, широкомасштабных боевых действий не было. 28 января 1515 года псковский наместник Андрей Сабуров назвался перебежчиком и внезапной атакой захватил и разорил Рославль. Русские отряды ходили к Мстиславлю и Витебску. В 1516 году русские отряды разорили окрестности Витебска.

Летом 1515 года отряды польских наемников под командованием Я. Сверчовского совершили набег в великолукские и торопецкие земли. Противнику не удалось захватить города, но окрестности были сильно разорены.

Сигизмунд по-прежнему пытался создать широкую антирусскую коалицию. Летом 1515 года в Вене произошла встреча императора Священной Римской империи Максимилиана, Сигизмунда I и его брата – венгерского короля Владислава. В обмен на прекращение сотрудничества Священной Римской империи с Московским царством Сигизмунд согласился отказаться от претензий на Чехию и Моравию.

В 1516 году небольшой отряд литовцев совершил нападение на Гомель, эту атаку легко отразили. Сигизмунду в эти годы было не до большой войны с Москвой – войско одно из крымских «царевичей» Али-Арслана, несмотря на союзнические отношения, установившиеся между польским королём и ханом Мухаммед-Гиреем, напало на литовские пограничные области. Готовившийся поход на Смоленск был сорван.

Москве требовалось время для восстановления после поражения под Оршей. Кроме того, русскому правительству необходимо было решить крымскую проблему. В Крымском ханстве к власти после смерти хана Менгли-Гирея пришёл его сын Мухаммед-Гирей, а он был известен своим враждебным отношением к Москве. Внимание Москвы отвлекала и ситуация в Казани, где тяжело заболел хан Мухаммед-Амин.


Лицевой летописный свод. 1514 год. «О Оршьском бою».

Кампания 1517 года


На 1517 год Сигизмунд запланировал крупный поход на северо-запад Руси. В Полоцке была сосредоточена армия под командованием Константина Острожского. Его удар были должны поддержать крымские татары. Им заплатил значительную сумму прибывший в Бахчисарай литовский посол Ольбрахт Гаштольд. Русское государство вынуждено было отвлечь главные силы на парирование угрозы с южного направления, а отражать удар польско-литовской армии пришлось местными силами.

Летом 1517 года 20-тысячное татарское войско напало на Тульскую область. Русская армия была готова, и разошедшиеся по тульской земле татарские «загонные» отряды были атакованы и наголову разгромлены полками Василия Одоевского и Ивана Воротынского. К тому же пути отступления начавшему отходить противнику перерезали «пешие люди украинные». Татары понесли значительные потери. В ноябре были разбиты крымские отряды, которые вторглись в Северскую землю.

В сентябре 1517 года польский король двинул армию из Полоцка к Пскову. Отправляя войска в поход, Сигизмунд одновременно пытался усыпить бдительность Москвы, начав мирные переговоры. Во главе польско-литовской армии находился гетман Острожский, в состав её входили литовские полки (командир – Ю. Радзивилл) и польские наемники (командир – Я. Сверчовский).

Очень скоро выяснилась ошибочность наступления на Псков. 20 сентября противник вышел к небольшой русской крепости Опочки и здесь застрял. Армия была вынуждена надолго остановиться, не решаясь оставить в тылу этот псковский пригород. Оборонял крепость небольшой гарнизон под командованием Василия Салтыкова-Морозова.

Осада крепости затянулась, сведя на нет главное преимущество литовского вторжения – внезапность. 6 октября польско-литовские войска после бомбардировки крепости двинулись на её штурм. Однако гарнизон отразил плохо подготовленную вражескую атаку, литовцы понесли большие потери. Острожский не решился на новый штурм и стал ждать подкреплений и осадных пушек.

Несколько литовских отрядов, которые были посланы к другим псковским пригородам, разбили. Князь Александр Ростовский разгромил 4-тысячный вражеский отряд, Иван Чёрный Колычев уничтожил 2-тысячный вражеский полк. Иван Ляцкий разбил два вражеских отряда: 6-тысячный отряд в 5 верстах от главного лагеря Острожского и войско воеводы Черкаса Хрептова, которое шло на соединение с гетманом к Опочке. Был захвачен обоз, все пушки, пищали и сам вражеский воевода.

Из-за успешных действий русских сил Острожский был вынужден 18 октября снять осаду и отступить. Отход был настолько поспешным, что противник оставил всё «воинское устроение», в том числе осадную артиллерию.

Провал наступательной стратегии Сигизмунда стал очевидным. Фактически неудачный поход истощил финансовые возможности Великого княжества Литовского и поставил точку в попытках изменить ход войны в свою пользу. Провалились и попытки взять вверх на дипломатическом фронте. Василий III был твёрд и отказался вернуть Смоленск.


Портрет Константина Ивановича Острожского (1460–1530). Русский военный и государственный деятель Великого княжества Литовского из православного рода Острожских

Последние годы войны


В 1518 году Москва смогла выделить для войны с Литвой значительные силы. В июне 1518 года новгородско-псковская рать во главе с Василием Шуйским и его братом Иваном Шуйским выступила из Великих Лук в сторону Полоцка. Это был важнейший опорный пункт Литвы на северо-восточных рубежах княжества.

Вспомогательные удары были нанесены далеко вглубь Великого княжества Литовского. Отряд Михаила Горбатого совершил рейд на Молодечно и окрестности Вильны. Полк Семена Курбского дошёл до Минска, Слуцка и Могилёва. Отряды Андрея Курбского и Андрея Горбатого опустошили окрестности Витебска. Рейды русской конницы наносили значительный экономический и моральный ущерб противнику.

Под Полоцком Русская армия успеха не достигла. В начале столетия литовцы усилили укрепления города, поэтому они выдержали бомбардировку. Осада успеха не принесла. Запасы заканчивались, один из отрядов, отправленных за продовольствием и фуражом, был уничтожен противником. Шуйский отступил к русской границе.

В 1519 году Русские войска развернули новое наступление вглубь Литвы. Отряды московских воевод двинулись к Орше, Молодечно, Могилёву, Минску, дошли до Вильно. Помешать русским рейдам польский король не мог. Он был вынужден бросить войска против 40-тысячной татарской орды сына крымского хана Богатыр-Салтана, которая вторглась в Галицию, разоряя Русское, Белзское и Люблинское воеводства.

2 августа 1519 года в битве под Сокалем польско-литовское войско под командованием великого гетмана коронного Николая Фирлея и великого гетмана литовского князя Константина Острожского потерпело поражение. Польские командиры, не послушав опытного Острожского, решили сами атаковать врага на левом берегу Буга, не став ждать переправы крымцев. Форсировав реку, поляки попали под обстрел и удар легкой вражеской конницы, атаковавшей с флангов. Местность была неудобной для действия польской тяжелой конницы. Полякам и литовцам пришлось бежать.

После этого крымский хан Мехмед Гирей разорвал союз с польским королём и великим князем Сигизмундом (до этого крымский хан отмежёвывался от действий своих подданных), оправдывая свои действия убытками от рейдов казаков. Для восстановления мира крымский хан потребовал новой дани.

Москва в 1519 году ограничилась рейдами кавалерии, которые приводили к значительному экономическому ущербу и подавляли его волю к сопротивлению. У литовцев не было крупных сил в полосе русского наступления, поэтому они довольствовались обороной городов и хорошо укреплённых замков. В 1520 году атаки московских полков продолжались.


Битва под Сокалем. Факсимильное изображение эскиза Юлиуша Коссака

Перемирие


В 1521 году обе державы получили значительные внешнеполитические проблемы. Польша вступила в войну с Ливонским орденом (война 1521–1522 гг.). Литовская Русь была истощена войной. Сигизмунд возобновил переговоры с Москвой и согласился уступить Смоленскую землю.

В мире нуждалась и Москва. В Казани произошёл переворот, власть захватил Сахиб Гирей, брат крымского хана Мехмед Гирея. Крымский хан собрал огромное войско численностью до 100 тыс. человек. В него, кроме почти всей Крымской орды, входили ногаи, казанские татары и литовский отряд.

В 1521 году состоялось одно из самых крупных татарских вторжений (Крымский смерч. Как крымские и казанские орды погромили Московскую Русь). Крымская орда прорвалась за рубеж Оки, из-за ошибок воевод нанесла поражение московским полкам по отдельности. Русская армия отступила в города, орда разоряла землю.

Тем временем Казанская орда под руководством Сахиба Гирея взяла Нижний Новгород, разорила окрестности Владимира и двинулась на соединение с крымским войском вдоль Оки к Коломне. Татарские войска соединились в Коломне и стали совместно наступать на Москву. Окрестности столицы были разорены и выжжены. Московские власти вынуждены были признать свою зависимость от крымского хана, и Василий согласился платить ему дань, которую платили ханам Золотой Орды.

Затем орда пыталась взять Рязань, но воевода Хабар Симский удержал город. Крымский хан увёл орду. Государь Василий отказался платить дань. Армию приходилось держать на южных и восточных рубежах, чтобы предотвратить новые удары крымских и казанских отрядов.

Поэтому Василий III согласился пойти на перемирие, отказавшись от части своих претензий к Литве – требований отдать Полоцк, Киев и Витебск.

14 сентября 1522 года был подписан договор о пятилетнем перемирии. Литва была вынуждена смириться с потерей Смоленска и территории – 23 тыс. км2 с населением 100 тыс. человек. Однако литовцы отказались вернуть пленных. Большинство узников умерли на чужбине. Только князь Михаил Голица Булгаков был выпущен в 1551 году. Он провел в заточении около 37 лет, пережив практически всех товарищей по плену.

Десятилетняя война 1512–1522 гг. показала, что для того, чтобы вернуть западнорусские земли (Литовская Русь, Белая и Малая Русь), нужно решить проблему Казани, Астрахани, Крыма и других разбойных орд. Пока московские полки воевали на западе, на юге и востоке происходили вторжения степняков. Москва не могла успешно и с решительным успехом воевать сразу на два-три фронта.


Мехмед Гирей с войском переправляется через Оку. Лицевой летописный свод
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх